Экономика будущего

Когда Клейтон Кристенсен, профессор по изучению инноваций Гарвардской бизнес-школы, начал свое знаменитое исследование «The innovator’s Dilemma: When new technologies Caus Great Firms to Fail» («Дилемма инноватора: когда новые технологии приводят великие компании к провалу») он использовал не совсем обычный подход. В качестве объектов исследования он брал очень успешные компании, чьи акции в свое время высоко котировались на бирже, и топ-менеджеры которых украшали обложки деловых журналов. То есть не однозначных лузеров, а тех, кто по какой-то причине «споткнулся» и потерял свои позиции. И то, что он нашел в ходе исследования, было поразительным.

Он ожидал увидеть картины некогда великих компаний, которые затем сбились с пути, совершив ряд ошибок, однако убедился, что, напротив, эти компании продолжали следовать всем лучшим практикам, которые преподаются в бизнес-школах, в том числе и Гарварде. Причины падения этих компаний оказались не в том, что они предпринимали неправильные шаги, а в том, что их действия стали приводить совершенно не к тем результатам, к каким приводили раньше. Потому что мир меняется. И меняется, прежде всего, за счет развития технологий.

Он выделил несколько основных проявления этих изменений, которые необходимо принимать во внимание любой компании.

 

Мы мыслим линейно, но технологии развиваются по экспоненте

Бизнес-школы учат нас быть логичными и методичными, но правда в том, что  мы не так рациональны, как мы хотели бы думать. Руководители компаний вынуждены оперативно принимать тысячи решений, поэтому часто идут по пути наименьшего сопротивления, опираясь на эмпирические правила, чтобы заполнить пробелы в знаниях.

Таким образом, мы часто экстраполируем свой личный опыт, основывая на нем общие суждения. Проблема в том, что современной бизнес-среде все больше свойственны нелинейные зависимости.  Прежде всего, это обусловлено увеличением значимости информационных технологий. Известный эксперт в области технологий Рэй Курцвейл предсказывал, что со временем большинство процессов и технологий перейдут в категорию digital. И этот прогноз сбывается — мы уже вступили в век тотальных цифровых технологий.

 

Масштаб компании перестает быть преимуществом

Банки традиционно располагаются в больших, богато украшенных зданиях, которые просто излучают мощь и надежность. Потому что масштаб ассоциируется с безопасностью. Ведение бизнеса с большой компанией с богатой историей означает, что вы можете быть уверены, что они никуда не денутся  и в будущем, что смогут выполнять свои обязательства.

Так было раньше. Сейчас в списке из 500 крупнейших компаний лишь 71 находится в нем более 5 лет. Масштабы и славная история не гарантировали никому защиты от рыночных потрясений. В то же время такие компании, как Google, Facebook и Instagram возникли буквально из ниоткуда и в одночасье превратились в многомиллиардные корпорации. Потому что это компании уже новой, цифровой эпохи.

Таковы реалии новой экономики. Сейчас любой стартап может получить доступ к ресурсам, которые раньше были доступны только для крупных компаний. Появилось множество новых инструментов, которые снижают барьеры для входа на рынок.  Различные инфраструктуры на базе облачных сервисов, аутсорсинг производства, венчурное финансирование, краудсорсинг и краудфандинг. Единственное реальное преимущество, которое осталось у крупных компаний, это способность нанимать лоббистов через торговые ассоциации, однако использование этого инструмента — это уже скорее признак слабости, чем силы.

 

Старые бизнес-модели перестают работать

В индустриальную эпоху бизнес-модель компании не претерпевала существенных изменений десятилетиями. Если вы могли эффективно управлять материалами и людьми, покупать за доллар и продавать за два, вы были успешны.

Однако сейчас нас в этом плане ожидают серьезные потрясения, поскольку многочисленные инновации меняют картину всей бизнес-среды, вынуждают нас не отставать от изменений, постоянно экспериментировать и искать новые пути. Причем процесс этот ускоряется.

 

Последствия информационной экономики и ускорения прогресса

Хотя нет недостатка в обсуждениях и статьях на тему цифровых технологий, я не уверен, что мы полностью приняли последствия перехода от атомов к битам.

Дело не просто в том, что технология будут развиваться еще быстрее и это должно изменить логику, по которой мы должны работать. Дело в том, что наша интуиция и опыт меняются гораздо более медленными темпами. И, по сути, единственный выход, чтобы выровнять эти скорости – это использовать технологии, которые повышают эффективность нашей ежедневной работы, автоматизируют рутинные операции и высвобождают ресурсы для разработки стратегически важных решений.

Собственно, это и происходит. Куда ни посмотри, эффективность в настоящее время зависит от степени автоматизации. От конвейеров и роботов на заводах мы пришли к программам для распознавания образов и для решения аналитических задач. Машины постепенно смогут заменить нас во всех областях, кроме одной – нашей способности взаимодействовать друг с другом. И в этом суть новой экономики, к которой мы движемся. В век тотальной автоматизации единственным ценным активом останется человеческая душа, творческая составляющая, человеческое общение.

 

По материалам статьи Грэга Сателла на www.innovationexcellence.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


два × 5 =